Евгений ЛУКОШКОВ: «КТО-ТО ДОЛЖЕН БРАТЬ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ»

Евгений ЛУКОШКОВ:

«КТО-ТО ДОЛЖЕН БРАТЬ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ»

          Евгений Владиславович ЛУКОШКОВ, заслуженный артист России, в 1980-е гг. успешно работал в Александринском театре. Затем он стал художественным руководителем основанного им Салон-театра «Санкт-Петербург», объездившего ещё в советское время многие страны – от Аргентины и США до Германии и Франции. Впоследствии он был руководителем театрально-продюсерской организации «Классик-центр» и генеральным директором телевизионного канала «51», где создал множество оригинальных авторских программ. С 2005 года является руководителем созданного им Фонда Людвига Нобеля.

 

          - Евгений Владиславович, понятно, что люди творческих профессий пребывают в непрерывном  поиске, желая «объять необъятное». И всё-таки, почему у вас получается такая неожиданная биография?

          - Надеюсь, что она ещё не заканчивается – и кто знает, что ещё ждёт в будущем. На самом деле из того, что было мной сделано, вы перечислили только половину. Был ещё «Русский фестиваль искусств» в Париже, проходивший с 1998 года на протяжении восьми лет, который я возглавлял вместе с известным французским режиссёром Аленом Барсаком, директором театра «L’Atalante». Были постановки спектаклей в США и Франции, на которые с удовольствием приходили зрители, и о которых было много положительных отзывов в местной прессе. С 1996 года мы занимаемся издательской деятельностью – так, журнал «Русский вклад», приуроченный к проведению фестиваля искусств в Париже, мы начинали вместе с Анатолием Собчаком, оказавшим нам значительную моральную поддержку и разместившим в одном из первых номеров написанное им воззвание к русским соотечественникам, проживающим за границей.

          Вероятно, эта творческая неуспокоенность связана с моим характером и желанием побольше узнать, погрузиться в самый центр событий, чтобы лучше поныть их «изнутри» - и, наконец, принять в них самое активное, деятельное участие. Многие из этих проектов я создаю сам, (при этом, отлично понимая их сложность), а затем пытаюсь это созданное осуществить. В результате, я отлично разбираюсь в телевидении, хорошо знаю издательское дело, а главное – я создал круг общения, о котором можно только мечтать. Народные артисты Владимир Васильев и Елена Образцова, космонавты Валентина Терешкова и Алексей Леонов, писатели Евгений Евтушенко и Чингиз Айтматов, художник Михаил Шемякин, гроссмейстер Анатолий Карпов, «Детский доктор мира» Леонид Рошаль, академик Наталья Бехтерева - вот далеко не все имена наших выдающихся современников, с которыми у нас проходило множество встреч и бесед. И это остаётся навсегда.

          - Не жалеете об актёрской карьере?

 

          - Конечно, жалею. Но последнее время мне кажется, что я успел вовремя получить и успех, и удовольствие от актёрской работы. На мои литературные концерты приходило множество зрителей; Концертный зал у Финляндского вокзала был полон на моноспектаклях и программах по произведениям Д. Хармса, Б. Пастернака, В. Хлебникова, Дж. Сэлинджера. В Александринском театре моими партнёрами по сцене были народные артисты СССР Игорь Горбачёв и Бруно Фрейндлих, а также ныне ставшие народными артистами Николай Мартон, Николай Буров, Сергей Паршин, заслуженный артист Семён Сытник и другие участники прославленной труппы. Режиссёром и учителем у меня был выдающийся мастер художественного слова, народный артист России Владимир Ларионов. Этот период ушёл вместе со страной. Её не стало – и не стало того, что я люблю в театре. Ушли артисты с великолепно поставленными голосами и досконально владевшие своей профессией – а пришли неумехи, дилетанты и уроды, без голосов и внешности. Половину из тех, кто сегодня выходят на сцену моей родной Александринки, раньше не допустили бы дальше гардероба. В результате «переоценки ценностей» актёрской профессии, дилетантизм побеждает и превращается в большого сценического хама.

        Герои чеховского «Дяди Вани» теперь плавают в дерьме, и это не метафора. Действительно, в спектакле «Дядя Ваня» на сцене Александринского театра его персонажи купаются в навозе. Очень хотелось увидеть там режиссёра, руководителя театра и некоторых актёров, чтобы узнать – не стыдно ли им за подобное «действо»?.. Простите, об этом можно говорить долго, но мне очень жаль своих товарищей, оставшихся в театральном искусстве. Сегодня им очень тяжело – особенно тем, у кого есть талант и понятие актёрской чести.

          Поэтому жалею, но участвовать не могу.

          - Неожиданно для всех Вы вернули из небытия историю семьи Нобелей. Благодаря Вам, мы узнали, что Нобелевская премия родилась в России. Почему Вы заинтересовались этой темой?

          - Ну, это не я вернул. Я был в числе тех, кто сначала удивился, узнав о том, что тема Российской Нобелевской премии умалчивается и вычёркивается из российской и мировой истории. Затем у нас возник большой вопрос: почему? И, наконец, появился ответ, а вслед за ним       и желание восстановить справедливость. Негоже вычёркивать из мирового Нобелевского движения Россию, которая дала семье Нобелей всё: и работу, и возможность реализации множества идей.

          Чем больше мы узнавали о семье Нобелей, тем сильнее нам хотелось донести наши знания до людей. Да, мы официально вернули премию имени Людвига Нобеля, некогда существовавшую в России, обратно на Родину и занялись её активной популяризацией. За это время лауреатами  возрождённой премии стали лично присутствовавшие на церемонии награждения: лётчики-космонавты СССР Валентина Терешкова и Алексей Леонов, хореографы Юрий Григорович и Владимир Васильев, полярник Артур Чилингаров, композитор Александра Пахмутова, певцы Елена Образцова и Иосиф Кобзон, президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль, многократные олимпийские чемпионы Лариса Латынина и Владислав Третьяк, академики Наталья Бехтерева и Сергей Капица, Почётные граждане Санкт-Петербурга Игорь Спасский и Михаил Бобров, писатели Чингиз Айтматов и Евгений Евтушенко, художники Вячеслав Зайцев и Михаил Шемякин, кинорежиссёр Станислав Говорухин, двенадцатый чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов, основатель Всемирной организации «Врачи без границ» и президент Международной Общественной службы скорой помощи Samusocial International Ксавье Эммануэли (Франция), и многие другие наши выдающиеся современники, которых по праву можно назвать «цветом нации». Многие из них активно участвуют в деятельности Почётного Совета возрожденной премии Людвига Нобеля, стремясь сделать всё для того, чтобы служение своему делу, высочайший профессионализм и сила духа по-прежнему оставались основополагающими моральными ценностями в наше непростое время.

          Это большое признание и явный успех.

          - Мы разговариваем с Вами накануне осуществления ещё одного грандиозного проекта, намеченного на 2013 год. Это празднование 400-летия Дома Романовых. Почему Ваш Фонд выступил организатором этих торжеств?

          - Кто-то должен брать на себя ответственность – чтобы потом не жалеть о том, что не взял и тем самым упустил уникальную возможность прикоснуться к многовековой истории России. Это возможность погрузиться в мир удивительных судеб, исторических перипетий, фантастических взлётов и горьких потрясений. За время подготовки праздничных торжеств, нам уже открылся этот мир «Другой России». Мы встречались с Николаем Романовичем Романовым, прямым потомком императора Николая I, последним из Великих князей; дружим с графом Петром Петровичем Шереметевым, поддерживаем знакомство с князем Никитой Дмитриевичем Лобановым-Ростовским и графом Сергеем  Алексеевичем Капнистом. Все они, и ещё многие представители знаменитых дворянских родов России, примут участие в предстоящих торжествах – в том числе принц Майкл Кентский, прямой потомок Романовых. Запланировано много интересного, и вы обязательно это увидите.

          - Однако есть и скептики, которые говорят, что Россия сто лет жила без Романовых?

          - А вы спросите их, каким образом Храм Христа Спасителя опять появился на своём месте? Каким чудом мы опять живём в Санкт-Петербурге, и каким образом глава государства молится в церкви вместе со своим народом?

          Сто лет без Романовых мы не жили, а пытались уничтожить память о Великой России. За это время были и расстрелянные семьи, и взорванные храмы, и лагеря – но всё это не смогло пересилить 300-летнюю романовскую «закалку». Сегодня на наших глазах восстанавливаются из руин монастыри и храмы,  распахивают свои двери возрождённые из небытия дворцы, возвращаются на полки запрещённые ранее книги. История вычёркивает лживую коммунистическую пропаганду и возвращает нам истинные христианские ценности. И поверьте мне, что в 2017 году тело Ленина уберут с Красной площади в Москве, что станет ещё одним доказательством возвращения России её истинного лица, во многом сформировавшегося за 300-летний период правления династии Романовых.

          - Как всегда, в таких случаях спрашивают о ваших планах?

 

          - Планов много. За это время сформировался костяк нашей команды. Это Ярослав Голко и Анна Яковлева, вместе со мной руководящий Фондом Людвига Нобеля – мозг и центр наших перспектив. А Марина Пышкова, Элла Васильева, Алексей Воронов, Сергей Воробьёв - люди, с которыми многое «по плечу». Есть идеи, некоторые из них мне кажутся даже «гениальными». Посмотрим.

 

Беседу вёл Сергей ОРЛОВ

© 2011–2017 Премия Людвига Нобеля

Создание сайта: Pixeljam